нло на луне

Просто красиво

Красиво

НЛО. Летающие тарелки над Британией?

Для приятного чтения можете включить своё любимое радио ниже:

Роберт Чепмэн
(Chapman, Robert. UFO. Flying Saucers over Britain? 2nd Edition, 1974. Перевод с английского Р. С. Фурдуй).

проведены специальные исследования, особенно в случае Чарлтонского кратера. Так что возможность того, что эти повреждения могли быть связаны с летающими тарелками, совершившими посадку в связи с неисправностью двигателя, а затем, после его ремонта, взлетевшими, не представляется более фантастичной, чем любые другие решения, которые могли бы быть найдены.

9. РАССЛЕДОВАНИЕ В СКОРИТОНЕ

Родоначальником культа НЛО, и не более, чем культа, был, несомненно, покойный Джордж Адамский, соавтор книги "Летающие тарелки приземлились", опубликованной в 1953 г. Адамский был первым человеком, заявившим, что он вступил в контакт с существами из другого мира. Эта история хорошо известна, но, поскольку некоторые ее детали играют существенную роль для этой главы, я позволю себе кратко ее напомнить.
Адамский, родители которого эмигрировали из Польши в США в 1890 году, был астрономом-любителем. Он жил на склоне горы Маунт Паломар, где располагался крупнейший в мире телескоп, и вел наблюдения за звездами при помощи собственного шестидюймового телескопа.
20 ноября 1952 г. Адамский с группой приятелей был на пикнике, когда, как следует из его книги, над гребнем гор появился большой сигарообразный объект, напоминающий космический корабль. Для Адамского его появление значило одно: тот, кто находится в корабле, хочет с ним познакомиться. Поэтому он попросил двух своих компаньонов подвезти его по дороге к точке, где он мог бы установить свой телескоп и камеру, которые он интуитивно прихватил с собой на случай такой вот встречи. Когда аппарат был установлен, он отослал двух приятелей, сказав им, чтобы они присоединились к остальной группе и осторожно наблюдали с расстояния.
Через несколько секунд, как сообщает Адамский, он заметил в небе вспышку, и почти сразу после этого небольшой разведывательный аппарат, явно посланный большим кораблем, скользнул вниз с седловины между двумя горными пиками и скрылся из виду за вершиной холма в миле от него. Адамский не терял времени и успел несколько раз его заснять. Затем, когда он упаковал негативы, его внимание привлек человек, стоявший в четверти мили от него, в устье оврага. Подойдя к нему ближе, Адамский увидел, что тот одет в костюм, напоминающий лыжный, и имеет длинные рыжеватые волосы, достигающие плеч. Незнакомец казался славным малым, к Адамский чувствовал себя с ним непринужденно, хотя в его голове и мелькнула мысль, что он имеет дело с существом из другого мира. Неудивительно, что посетитель не говорил по-английски, но, несмотря на это явное неудобство, он оказался на редкость понятливым и сумел объясниться. Он разговаривал с Адамским в течение доброго часа с помощью жестов и телепатии. Адамский, например, сумел понять, что космонавт прибыл с планеты Венеры, и что его отношение, как и отношение всех венериан к землянам абсолютно дружественное, хотя они и чувствуют некоторое беспокойство по поводу нашего научного прогресса, особенно - в области атомной энергии.
Космонавт проводил Адамского к холму, за которым скрывалось доставившее его блюдце, и ничего неприятного не случилось, за исключением того, что когда Адамский коснулся металлического ободка машины, он получил слабый удар электрическим током. Однако, несмотря на его явное дружелебие, космонавт отклонил просьбу землянина прокатить его в блюдце. Легко вскочив в него, пришелец улетел.
Друзья Адамского, которые послушно его ожидали, позже заявили, что видели, как он беседовал с кем-то в коричневой одежде. Они также заявили, что видели два ряда следов, один из которых явно не выходил за пределы того участка, где, как утверждал Адамский, приземлилась тарелка.
Продолжение контактов имело место через несколько недель, в декабре, когда, по словам Адамского, тарелка вернулась и зависла в сотне футов над паломарскими садами, где он стоял. Рука открыла один из иллюминаторов, и к его ногам упала кассета с негативом (который космонавт "позаимствовал" во время своего первого визита). Адамский пытался предъявить снимок тарелки с близкого расстояния, который мог бы подтвердить правильность его рассказа; но когда возвращенные негативы были проявлены, обнаружилось, что на них нет изображения тарелки в полете, а есть нечто, напоминающее послание, выполненное иероглифами, которых никто не смог прочесть - неясно даже, послание ли это вообще.
Сенсационный характер книги "Летающие тарелки приземлились" сделал ее бестселлером. Адамского считали героем и негодяем, сумасшедшим и святым. Вы могли выбрать любой эпитет, какой вам больше нравится, поскольку никто не мог доказать, страдает ли автор галлюцинациями, намеренно лжет или говорит истинную правду. Не могли помочь делу и свидетельские показания его компаньонов. Хотя они и подтвердили, что видели сигарообразный объект, человека на расстоянии и следы, все это никоим образом не подтверждало появления посетителя с Венеры. Но ведь они были далеко, не так ли?
Когда Джордж Адамский приехал в Лондон в 1964 г., я позвонил ему по телефону в маленькую гостиницу, где он остановился, и он охотно согласился дать мне интервью до начала его лекции. Я не испытывал к нему особого интереса, как к человеку, а полагал, что он может оказаться подходящим объектом для газетной заметки. Можно было бы поговорить с ним, и, если бы мне удалось перехитрить его и получить подтверждение, что вся эта история с венерианцем - не что иное, как обман, то этот материал мог бы пойти на первую полосу.
Я не знал ничего, что позволило бы мне составить хоть какое-либо представление о человеке, с которым мне предстояло встретиться, но вообще-то ожидал встречи с личностью богатой (он ведь отхватил солидный куш на своей книге), с грубыми, резкими манерами. Такое мнение, конечно, было связано с шумихой, критикой и перебранками, сопровождавшими имя Джорджа Адамского. В действительности же меня встретил скромный мягкий человек со спокойным терпеливым лицом, который отвечал на все мои вопросы подробно и вежливо, без малейшей попытки уклониться от ответа или враждебности, и который явно приготовился отвечать на мои вопросы столько времени, сколько я буду их задавать. И это, насколько я понял, не объяснялось только лишь тем, что он привык к перекрестным допросам, хотя, вероятно, ему довелось их выдержать больше, чем кому бы то ни было.
Сейчас я уже не могу вспомнить вопросов, которые ему задавал, но все они били направлены на то, чтобы заставить его повторить мне лично, что именно он написал в связи с паломарским приключением: именно таким способом я надеялся обнаружить в его рассказе какие-нибудь вопиющие несоответствия. Адамский, худощавый обветренный человек с густыми седыми волосами, о своем поразительном заявлении отзывался просто и без сомнений. Именно так все и произошло. Если кто-либо ему поверил, он рад этому; если нет - это плохо, но что он может поделать? Задолго до того, как покинуть его, я понял, что потерпел поражение и уличить его во лжи мне не удастся. Адамский был совершенно нормален, и это, я полагаю, было главным впечатлением о нем, которое я вынес из нашей встречи. Он верил в свой контакт с человеком с Венеры, и он не допускал даже мысли, что кто-нибудь может его в этом разуверить.
Я сказал себе, что если он был обманут, то я встретился с наиболее ярким и интеллегентным обманутым человеком, какие мне только встречались, Когда спустя несколько лет мне пришлось писать некролог о нем, то я к своему удивлению обнаружил, что это довольно грустная задача.
Поскольку о феномене НЛО поступает масса сообщений со всего света, то совершенно невозможно, даже самому усердному исследователю, опросить каждого, кто утверждает, что видел летающую тарелку. Из практики мне известно, что это касается даже такой маленькой страны, как Британия, где сообщений о наблюдениях поступает намного больше, чем можно проверить, даже задача проверки и интервьюирования свидетелей наиболее интересных событий этого типа почти непосильна. Приходится полагаться главным образом на сообщения газет и периодических изданий, посвященных уфологии.
Одним из таких людей, интервьюировать которых было совершенно бессмысленно, является Эрнест Артур Бриант, работавший в свое время смотрителем спортивных площадок в доме для престарелых в Ньютонском аббатстве, Девон. Действительно, всякий, кто будет знакомится с его историей, не зная самого этого человека, посчитает ее набором самого отъявленного жульнического хлама, куда, например, входит заявление, что Адамский после смерти возвратился, и что существуют "доказательства", что самолет капитана Мантелла трагически столкнулся с НЛО.
К счастью, этот случай был задокументирован очень добросовестно исследователями, с самого начала относившимися к себе скептически. Выводы, к которым они пришли, изложены в прекрасно составленном докладе Эйлен Бакль. Несколько раз интервьюировавшая Брианта, мисс Бакль описывает его, как обычного семейного человека, жившего со своей женой и тремя детьми в деревне Скоритон. Бывший моряк и десантник времен второй мировой войны, Бриант работал офицером службы безопасности в Гибралтаре, а позже офицером тюремной охраны. В момент исследования ему шел пятьдесят первый год, у него было морщинистое обветренное лицо, теплые дружественные манеры и хорошее чувство юмора. Мисс Бакль отметила его большое сходство с Адамским.
Согласно рассказу Брианта, 24 апреля 1965 года (между прочим, на следующий день после смерти Адамского) над полем возле его дома появился большой блюдцеобразный объект, повис в трех футах над землей, в блюдце открылась дверь и появились три фигуры, одетые в костюмы ныряльщиков и шлемы. Они разговаривали с ним и даже позволили ему осмотреть аппарат.
Бриант признает, что он был захвачен этим событием врасплох, но ему удалось подавить в себе чувство стремления убежать. Поглядев на него несколько секунд, говорит Бриант, один из этих трех пришельцев подозвал его двумя протянутыми руками, после чего у него прошел первоначальный страх, и он пошел к ним через железную калитку в заборе, отделявшем поле от дорожки, по которой он обычно совершал вечернюю прогулку.
Позже Бриант рассказал: "Когда я приблизился, они начали снимать друг другу шлемы, а я остановился перед ними в изумлении, У двух из них были очень высокие лбы, заостряющиеся кверху. Лица их были тонкие, желтоватые и без волос. Брови и ресницы были очень тонкими и красивыми, а волосы, длиннее наших, имели цвет средний между белокурыми и мышиными. Носы были короткими, а глаза - ярко-голубыми, с вертикальными кошачьими зрачками. Затем я заметил, что у них на каждой руке было по четыре пальца, заостряющихся, одинаковой длины и более широко растопыренных, чем наши. Больших пальцев не было.
Когда я увидел их впервые, их дыхание было затрудненным, но через несколько минут выровнялось. Третий человек был нормальной наружности - в нем не было ничего такого, что бы отличало его от вас или от меня. У него были короткие русые волосы, темно-карие глаза, он выглядел юношей в возрасте от четырнадцати до пятнадцати лет.
Вся троица была одета в костюмы серебристого цвета, которые шелестели, как фольга, когда они двигались. Костюм на юноше показался мне великоватым на него, особенно в поясе. Ботинки были похожи на наши по конструкции, имели два ремешка - один на носке и один на лодыжке; подошвы были очень толстые - я думаю, что дюйма полтора. Когда они ходили, ботинки не издавали никаких звуков".
Бриант сказал, что именно юноша показался ему лидером этого трио. Он отрекомендовался ему, как "Ямский", говорил по-английски с акцентом, похожим на американский, хотя имя, которое он сообщил Брианту, создавало впечатление, что он мог быть русским. Может быть оно не было "Ямский", а чем-то созвучным по звучанию. На вопрос Брианта, откуда все трое прибыли, он ответил: "Мы - с Венеры". Затем, явно заметив бессмысленное выражение на лице Брианта, он обернулся к остальным и добавил: "Если бы Дес (или Лес) был здесь, он бы понял".
Именно эта часть разговора, заинтриговавшая исследователей НЛО, звучит настораживающе и говорит о том, что Бриант, сознательно или нет, может быть участником тщательно разработанного обмана. Имя "Ямский" по звучанию очень близко имени "Адамский", совпадение почти полное, а Дес-Лес, похоже, абсолютно однозначно относится к ДЕСмонду ЛЕСли, соавтору книги "Летающие тарелки приземлились".
Но вопрос о том, читал ли Бриант эту книгу и знал ли вообще что-либо об Адамском и Лесли, так и не был решен. В его коттедже не было найдено никаких книг об НЛО; сам он признавал, что до своего контакта с венерианцами его интерес к летающим тарелкам был минимальным. На деле у исследователей сложилось впечатление, что Бриант совершенно не отдавал себе отчета в том, что в этой части его разговор с энлонавтами было нечто сенсационное; более того, она выглядела довольно бессмысленно.
Как заводной, он настороженно заглянул внутрь космического корабля, стараясь понять, как он движется. Его интерес, говорит он, был явно оценен командой, которая помогла ему войти внутрь и провела его по внутренним помещениям, которые, как он понял, состояли из трех примерно треугольных отсеков. В отсеках не было никакой мебели, за исключением чего-то наподобие кушеток и телевизионных экранов, по которым ритмически снизу вверх двигались цветные огоньки. Мягкий свет струился с трехгранного "шара", расположенного в высшей части потолка. Единственной одеждой, которую он заметил в корабле, была лиловая роба, напоминающая халат; она лежала на одной из кушеток; на одном из ее рукавов он заметил розовую нашивку.
Не заметив никаких рычагов управления двигателем и не ощутив вибрации работающего двигателя, Бриант спросил Ямского, каким образом машина летает. Тот коротко ответил: "Идеомоторное движение", что ни о чем не говорило Брианту.
Затем космонавт добавил, нечто совсем непонятное Брианту: "Следите по вечерам за синим светом, в течение месяца мы дадим вам доказательство Мантелла".
В последний раз Бриант увидел трио, после того, как соскочил с корабля и отошел на десяток ярдов. В это время они уже надели шлемы и стояли в дверях, прощально махая руками. Через мгновение дверь закрылась. Тарелка поднялась на высоту 10-12 футов и внезапно исчезла.
Но на этом вся история не закончилась; согласно Брианту, венериане сдержали слово вернуться в месячный срок с "доказательством Мантелла". 7 июня в 22.30 Бриант услышал низкий жужжащий звук, постепенно усиливающийся. Он вышел из коттеджа, чтобы взглянуть, в чем дело, и сразу заметил "синий свет", шедший от темного НЛО, появившегося сверху на юго-западе. Когда объект прошел над коттеджем, был слышен звук, который он описывает довольно странно, как "захлопывание двери замка, за которой расположен длинный коридор".
На следующее утро, встав по обыкновению в 5.30, он выкатил из коттеджа свой мотоцикл на тропинку и увидел на земле кусок металла странной формы (вроде кронштейна с проходящим через него болтом), который в утреннем свете казался светящимся. Рядом валялось несколько других кусков металла. Бриант собрал их к сложил в вещевой мешок. Позже он обыскал весь участок и нашел стеклянный пузырек, в котором были серебряный песок и кусок пергамента с написанными на нем двумя словами на непонятном языке.
Только после этого события Бриант решил рассказать о своем приключении, и первому, кому он об этом рассказал, была его жена, которая, как он понял, ему не поверила. Но случилось так, что двое его детей услышали разговор и повторили этот рассказ в школе. В результате вскоре об истории знала уже вся деревня, и Бриант вынужден был отвечать на вопросы (обычно не вполне серьезные) соседей, а также местной полиции, явно решивших, что это русский космический корабль приземлялся в саду Брианта.
Пытаясь самостоятельно пролить свет на это дело и чувствуя определенное смущение, он написал в местную газету, упомянув только о втором наблюдении. Второе наблюдение, думал он, тоже малоубедительно, но в первое вообще никто не поверит. Однако, вся история вскрылась после того, как он заполнил анкету для BUFORA (Британская ассоциация исследования неопознанных летающих объектов), где признал, что наблюдение синего света не было единственным его наблюдением.
Стеклянный пузырек и куски металла были, естественно, переданы исследователям-уфологам, которые немедленно передали их для изучения экспертам. Эта работа оказалась более трудной, чем можно было ожидать. Кусок пергамента сам по себе больших трудностей не составлял - по крайней мере, сначала. На нем были написаны слова на греческом языке: "Адельфос Адельфо", что означает "Брат Брату".
Интересно, несомненно. Возможно, попытка связать Адамского и Брианта, которые оба имели цыганское происхождение и оба явно были избраны венерианами для визита. Что бы это могло значить? Каким образом это могло попасть в поле, если оно не было сброшено с летающей тарелки?
Что же касается кусков металла, особенно - куска с резьбой, то удивление возросло, когда он был опознан, как часть самолетного прицела для бомбометания; но, увы, нельзя точно установить, какому типу самолета он принадлежал. И поскольку, как удалось установить, ничего из обломков самолета Мантелла не было потеряно, все это нельзя было объяснить никакими приемлемыми способами.
Предыдущее изложение скоритонской загадки было вынужденно сокращенным, но я пытался представить наиболее существенные детали объективным образом. История Брианта, по моему мнению, особенно интересна в контексте изучения НЛО, поскольку показывает, с какой тщательностью исследователи НЛО предпринимают изучение феномена, и те странные (чтобы не сказать – причудливые) противоречия, которые сопровождают многие из случаев.
Из отчета мисс Бакль о скоритонском событии, например, следует, что львиная доля времени была потрачена на непостижимое послание, описываемое, как "вставки", появившиеся в середине магнитофонной записи, а также на интервью, касающееся кусков металла, с анонимным "ученым", который, как впоследствии оказалось, был просто не вполне нормальным человеком.
Однако, было бы слишком просто отвергнуть все скоритонское дело, как очевидный нонсенс. Это был бы, по моему мнению, и не удовлетворяющий, и не научный метод решения. Нельзя утверждать, что в Скоритоне ничего не произошло. Какой бы ни была причина, но что-то все же имело место. Явно нормальный британский гражданин, семейный человек, пользующийся уважением друзей и соседей, вдруг заявляет, что видел летающую машину из другого мира и разговаривал с ее пассажирами. Почему он это заявил? Здесь могут быть три возможности. Он мог быть лжецом, пытающимся любой ценой заслужить дурную славу. Он мог страдать каким-то основательным нарушением (галлюцинациями), и, наконец, он мог явиться жертвой или соучастником тщательно разработанного обмана.
Совершенно непохоже на то, что он говорил неправду. Мисс Бакль подытоживает это следующим образом: "Совершенно определенно чувствуется, что, несмотря на сто ограниченность, Бриант все же является очень хорошим человеком. Он также производит впечатление наиболее трезвомыслящих из всех, кого мне приходилось встречать. Это не тот человек, который может разыграть глупую шутку..." К этому можно добавить, что Бриант отчетливо понимал риск показаться "чокнутым" своим друзьям и семье - такую репутацию вряд ли кому-либо захотелось бы заслужить.
Страдал ли Бриант какими-либо расстройствами психики? На первый взгляд подобное предположение кажется более вероятным, ко против него могут быть выдвинуты такие же возражения, как и против того предположения, что он мог быть попросту лжецом. Никто из его друзей никогда не отмечал у него ни малейших психических отклонений; они считали его совершенно нормальным. Более того, исследователи НЛО определенно заметили бы подобные странности, если бы они имели место. Они привыкли иметь дело со "странными людьми" и рано или поздно заметили бы многозначительные взгляды за его спиной. Вообще, если какое-то лицо отличается нарушениями психики, то каким бы логичным оно не пыталось казаться внешне, рано или поздно это все равно обнаружится. Нередко такие люди обнаруживают гипертрофированную чувствительность в отношении их честности и почти всегда повторяют одно и то же многократно. Бриант же казался просто разговорчивым, он был готов отвечать на вопросы, но никогда не сопровождал свои ответы многозначительным ударением. Тот факт, что он умер внезапно от опухоли мозга, конечно, должен быть принят во внимание. Но для людей, умерших от рака мозга, вовсе не характерно заявлять, что они видели летающие тарелки или что-то подобное.
Против гипотезы о психической неполноценности говорит и тот факт, что он предъявлял "доказательства" в виде стеклянного пузырька и кусков металла - если это не простое совпадение. Возможно, он и мог приготовить кусок металла и представить их в виде ключа к разгадке, но пузырек с куском пергамента, содержащим слова "Адельфос Адельфо", вообще не кажется такой идеей, которая могла придти в голову человеку с таким относительно низким уровнем образования.
Для упрямого рационалиста третья альтернатива, а именно, что этот человек мог пасть жертвой тщательно разработанного обмана, вероятно, кажется наиболее подходящей. Но тщательные рассуждения показывают, что и возражения против этого предположения в равной степени существенны. Если Скоритонское проксшествие было обманом, то Бриант должен был быть его активным участником, а не жертвой; но, как уже было отмечено, он не относился к тому типу людей, которые разыгрывают подобные шутки. Кроме того, гипотеза обмана не выдерживает критики и по причине чрезвычайной трудности ее осуществления. Совершенно невероятно, чтобы человек или группа людей смогли "инсценировать" наблюдение НЛО, изготовить "корабль" и трех "венериан", совершенно убедительных для человека типа Брианта, а затем разыграть все представление вплоть до "исчезновения". Остается, естественно, возможность того, что все наблюдение могло быть внушено ему с помощью гипноза, но нет абсолютно никаких данных о том, что он хотя бы был знаком с кем-либо, кто мог или хотел бы его загипнотизировать.
Поскольку все вышеизложенное, как мы убедились, приходится отбросить, остается признать, что Бриант говорил правду о чем-то, что каким бы невероятным и неестественным оно ни казалось, действительно с ним произошло.
Между нами говоря, я лично считаю, что в историю Брианта поверить невозможно, точно так же, как я уже высказался в отношении заявления Адамского. Но это - не единственное сообщение о контактах. Имеется много других - в частности, из Америки и Франции. Более того, если допустить возможность (хотя бы и с оговорками), что некоторые НЛО могут быть пилотируемыми кораблями из других миров, тогда почему бы не сделать следующий шаг и признать, что мы временами посещаемся космическими путешественниками, желающими вступить в контакт с нами?
Так в чем же дело? Просто ли в том, что нам известно, что обманы уже имели место и будут предприняты в будущем? Можно ли привести пример хотя бы одного случая в Британии, в отношении которого заявлено, что имел место контакт с кем-то из другого мира, а между тем точно установлено, что это было явным обманом?

10. АЛЛАЙНХЕМ – ОБМАН?

Событие, привлекшее всеобщее внимание и взбудоражившее всю Британию, произошло в сентябре 1967 г. Это било одновременное обнаружение сразу шести летающих тарелок, растянувшихся в линию в южных графствах от Кливдона вблизи Бристоля до острова Шеппи. В этих наблюдениях все было вполне однозначно. Тарелки были на самом деле. Они не только четко наблюдались и фотографировались, но их также щупали, поскольку они находились на земле.
Загадка этих шести тарелок существовала всего несколько часов, но за это время к ним были стянуты отряды полиции, группа по обезвреживанию бомб, вертолеты ВВС и собрались десятки ученых, не говоря уж о толпах обычных зевак.
Тарелки были очень маленькими (их размеры составляли около 4-х футов в диаметре и 18 дюймов в толщину), но соответствовали классической блюдцеобразной форме; они лежали в траве, поблескивая белым серебром, и издавали жуткие попискивающие сигналы. Первая тарелка была замечена двумя юношами, гулявшими возле Квинсборо, остров Шеппи, и полиция установила возле нее охрану, пока ее не увез вертолет из Манстона. Вторую нашел мальчик, прислуживавший при игре в гольф, Гарри Хаксли, когда он искал мяч в Сандриджском парке, Бромли, Кент. Третья была обнаружена возле Винкфилдской станции слежения за спутниками, находящейся вблизи Аскота, Беркшир, на картофельном поле инженером Роджером Кеньонок; последний бросил в нее монеткой, надеясь увидеть, какова будет ответная реакция "маленьких зеленых человечков", находящихся, как он предполагал, внутри. Тарелка номер четыре была найдена женщиной-почтальоном в Ньюбери, Беркшир, и впоследствии исследовалась учеными из Олдермастона. Номер пять отыскалась вблизи Чиппенхема, Уилтшир, на мусорной свалке, где эксперт по обезвреживанию бомб вскрыл ее верх, в результате чего кз дыры выщла струя вонючего воздуха. Номер шесть была найдена продавцом газет на Диаллских холмах, в десяти милях от Бристоля.
Немного позже вся страна узнала, что все это было обманом, разыгранным ради шутки студентами Технического колледжа в Фарнборо. Тарелки, как оказалось, были установлены ночью вблизи дорог и тропинок с таким расчетом, чтобы их можно было обнаружить рано утром. Чтобы построить их и оборудовать работающими от батареек пищащими устройствами для привлечения внимания, студентам понадобилось около 30 фунтов стерлингов. Вонючая жидкость, описывавшаяся, как "нечто среднее между свиным пойлом и овсяной кашей", в действительности представляла собой смесь дерьма и воды, которой тарелки были заполнены.
Это, бесспорно, был хороший обман, хотя, возможно, и раздражающий официальных лиц, потративших на исследование этих тарелок значительную часть своего рабочего дня.
Вся история летающих тарелок сопровождалась обманами, отмечались случаи фабрикования изображений тарелок, которые потом публиковались в газетах и журналах. Нарисовав летающую тарелку на стекле окна, можно было потом сделать ее снимок на фоне неба. Такого же эффекта можно было добиться, подвешивая модель тарелки на проволочке к ветке дерева, или же подбросив плоскую шляпу, колпак автомобильного колеса, пепельницу или другой подобный объект и снимая его снизу на фоне высоких зданий. Но фотографы, занимающиеся снимками НЛО, не часто сталкиваются с подобными вещами.
В любом случае обман чаще всего заканчивается тогда, когда его автор объявляется и заявляет: "Я это сделал". Обычно так оно и бывает, хотя встречаются и такие случаи, когда обманщик чувствует, что зашел слишком далеко, боится разоблачения. Но изредка поддельные фотографии очень долго остаются неразоблаченными.
Люди, имеющие несчастье заниматься изучением феномена НЛО, обычно как никто другой пытаются отделить ложь от правды, как в отношении снимков, так и сообщений о наблюдениях. Классические снимки "абажура", которые Джордж Адамский, как он заверяет, сделал около Паломара, долгое время критиковались и вполне могут быть наглой подделкой, как и вся его история, но поскольку никто однозначно этого не доказал, многие люди упрямо считают их подлинными.
Но как нам быть с Седриком Аллайнхемом, рассказывавшем о происшествии, сходном со случаем Адамского, и получившим соответствующие фотографии, направляясь на отдых в Шотландию в феврале 1954 года? И как быть с его сообщением, опубликованным в форме книги год спустя? Согласно рассказу, Аллайнхем выехал из Лондона на автомобиле и пересек границу Шотландии 18 февраля, намереваясь изучать жизнь диких птиц. Он намеревался попасть в Вик, на самом крайнем севере Шотландии, но непредвиденные события круто изменили его планы. Вместо запланированной поездки он неделю пробыл в окрестностях Лоссимута, после чего возвратился в Лондон.
Как он рассказывает, припарковав свой автомобиль и прицеп, он отправился побродить вдоль берега между Лоссимутом и Баки, когда вдруг услышал звук двигателя и свистящий шум наверху. Он подумал, что сверху спускается какая-то большая птица, но небо было чистым, и он заметил только темное пятно, которое никак не могло быть птицей. Схватив бинокль, который он всегда берет с собой на такие прогулки, Аллайнхем навел его на пятно и, "к своему изумлению, понял, что смотрю на нечто, могущее быть только летающей тарелкой". Предмет блестел в солнечных лучах. Создавалось впечатление, что он был сделан из металла и имел размеры порядка бомбардировщика. Он находился на высоте около 5000 футов (1500 м) и был наклонен под углом, что позволяло видеть его верхний купол и сферическое нижнее устройство.
"Пока я стоял в изумлении, как бы с парализованным мозгом, - пишет автор, - тарелка начала двигаться, сначала медленно, затем быстрее, к северу и вверх. Я оставил бинокль и сделал три снимка. Я понимал, что надежда на успех незначительна. Дело в том, что я - всего лишь любитель, а моя дешевая портативная фотокамера неспособна творить чудеса. Все, что я мог надеяться увидеть на пленке - маленькие пятнышки (что в действительности и оказалось)..."
Аллайнхем рассказывает, что дальше он продолжал следить за полетом тарелки в бинокль, пока она не исчезла в облаках, которые в северной части неба были более плотными. После этого он присел, закусил бутербродом и продолжал осматривать небо. Затем, полагая, что тарелка уже в тысячах миль от этого места, он встал и продолжил прогулку вдоль берега от Лоссимута. В 10.00 он опять увидел тарелку и, наблюдая ее в бинокль, окончательно убедился, что это именно тарелка, а не баллон или какой-то вид современного самолета. И снова он почувствовал большое возбуждение и даже побежал по направлению к этому предмету, хотя тот находился в добрых десяти тысячах футов от него. Но, к сожалению, тарелка опять исчезла.
Надеясь, что она появится в третий раз, Аллайнхем продолжал прогулку, но только когда он уже повернул обратно к Лоссимуту, он снова услышал свистящий звук: это опять была тарелка, приближавшаяся со стороны моря.
"Не приходилось сомневаться, - написал он позже, - что она идет на посадку. Когда она находилась уже в нескольких сотнях ярдов от меня, я отчетливо услышал низкий жужжащий звук; но сомневаюсь, что он исходил от ее двигателя; это было подтверждением моей собственной гипотезы о том, что летающие тарелки движутся более или менее обычным способом, а не с помощью психической энергии или чего-то в этом роде.
Я прирос к месту и мгновение не знал, что делать; затем я схватил камеру и быстро щелкнул пару снимков, когда тарелка находилась в заключительной стадии посадки. Она направлялась почти точно ко мне. Ее металлический корпус тускло блестел, тарелка зависла на секунду или две, а затем приземлилась с глухим, но отчетливо слышным звуком в 15 ярдах от места, где я стоял.
Это был впечатляющий корабль. Он мог бы вызвать зависть у наших авиастроителей. Около 15 футов в диаметре и возможно 20 футов в высоту; центральная стенка и купол казались изготовленными из цельного куска металла. Я не заметил каких-либо соединений или болтов. Что это был за металл - не могу сказать: его цвет и блеск напоминали полированный алюминий (хотя он, естественно, должен был быть намного более прочным).
На центральной стенке наблюдались две группы иллюминаторов по три штуки, над которыми был небольшой фланец. Из верхушки купола выходил небольшой темный прутик, который показался мне проводником света, но его истинное назначение осталось мне неясным. Сферическая нижняя часть - в трех местах точно в середине основания корпуса - показалась мне изготовленной из какого-то эластичного материала, сходного по структуре с резиной".
Когда Аллайнхем сделал шаг вперед, как он утверждает, в нижней части корабля отошла назад скользящая панель, и оттуда на землю легко и непринужденно соскочил человек. Он продолжает: "Поскольку он явно встречал меня, я поднял руку в приветствии. Он сделал то же самое. Затем мы некоторое время постояли, глядя друг на друга. Вполне естественно, что мы это сделали. Он, вероятно, уже видел землян. Я же никогда не встречался с космонавтами. Во всем существенном наша внешность была сходной. Мой рост составляет 5 футов и 9 с половиной дюймов (176 см), он был чуть выше: я бы оценил его рост в 6 футов (183 см). По земным стандартам я бы сказал, что мы примерно одного возраста (мне 32 года). Его волосы, как и у меня, были русые и короткие. Но его кожа имела странный цвет очень густого загара. Но даже при этом, если бы он был одет в земную одежду, я сомневаюсь, что его можно было бы отличить от англичанина. Единственное отличие заключалось в том, что его лоб был выше, чем у любого из известных мне людей".
Пришелец был одет в нечто, казавшееся сплошным костюмом, окутывавшим его с ног до шеи. Открытыми были лишь его голова и кисти, на нем не было ботинок. Аллайнхем не сразу заметил, что на космонавте было что-то вроде дыхательного устройства, состоявшего из вставленных в ноздри трубочек, от которых отходили гибкие тонкие шланги. Ничего путающего в облике этого человека не было. Аллайнхем только пожалел, что у него нет времени, чтобы приготовить список вопросов, которые он бы мог задать пришельцу.
Он понимал, что общение может быть трудным, но прежде всего ему хотелось узнать, откуда прилетела тарелка. Чтобы решить эту проблему, Аллайнхем вынул свой блокнот и нарисовал на нем солнце и три концентрические окружности, изображающие орбиты Меркурия, Венеры и Земли.
Показав рисунок пилоту тарелки, он указал на орбиту Земли и затем на себя. Потом он указал на орбиту Венеры и, затем, вопросительно - на тарелку. К его удивлению, пришелец отрицательно покачал головой.
Аллайнхем предпринял новую попытку. Он начертил четвертую округлость вокруг трех первых и, когда он указал на нее, одновременно произнеся слово "Марс", незнакомец утвердительно кивнул. Это было неожиданно. До этого Аллайнхем был убежден, что космонавт прибыл с Венеры - так же, как те пришельцы, которых Адамский видел в Калифорнийской пустыне. Это кое-что объясняло. Это объясняло, почему у этого космонавта волосы были не длинные, и почему доставившая его тарелка несколько отличалась по форме и села на землю, а не зависла над ней, как было в случае венерианской тарелки.
"Совершенно очевидно, - говорит Аллайнхем, - что для меня было невозможно выяснить все, что мне хотелось узнать, при помощи жестов и примитивных чертежей. У Адамского, как я знал из его книги, существовали что-то вроде телепатической связи с пришельцами, у него в голове возникали мысленные картинки, Я удивлялся, почему и ко мне не применялся тот же метод, хотя я в себе и не вполне был уверен.
Существовала вероятность того, что если у марсиан хорошо развиты телепатические способности, то он сможет воспринять мою передачу. Я решил попытаться. Нарисовав тарелку, летящую с Марса на Землю, я мысленно спросил: "Зачем вы прилетели?"
Наступила пауза, мы опять посмотрели друг на друга. Я предпринял еще одну попытку телепатической связи, концентрируя все внимание на своем вопросе, затем беспомощно посмотрел на него: стало ясно, что моя попытка не имела успеха. Мне захотелось рассмеяться. Я показал на свои губы, потом на свой мозг, пожал плечами и улыбнулся.
Марсианин посмотрел на меня и потом тоже улыбнулся. Это похоже было на потешный спектакль - люди с разных планет стояли на уединенном шотландском берегу, смеясь над беспомощными попытками понять друг друга".
Аллайнхему хотелось показать пришельцу, что он испытывает к нему дружеские чувства, поэтому он решил прибегнуть к старому доброму способу преподнести тому подарок. Все, чем он располагал, была красная автоматическая ручка. Он протянул ее гостю, показывая жестом, что собеседник может взять ее себе. Марсианин взял ее и спрятал во внешний карман костюма. В ответ он ничего не предложил Аллайнхему, а дал понять, что их встреча подходит к концу. Но Аллайнхем решил еще раз прибегнуть к помощи своего блокнота. На этот раз он нарисовал круг (вероятно, карандашом?), представляющий Красную планету, а внутри него изобразил несколько линий, примерно в области марсианских "каналов". Марсианин утвердительно кивнул к произнес несколько ободряющих слов на своем языке.
Аллайнхем утверждает, что в результате последующего "разговора" он понял, что пришелец подтвердил ему, будто "каналы" существуют на самом деле и были созданы для ирригации планеты. Суть дела была выяснена, когда Аллайнхем указал сначала на море, а потом на нарисованные им "каналы". Да, они были для воды.
"Я полагаю, - комментирует далее автор, - что суть дела состоит примерно в следующем. Миллионы лет назад, когда марсиане были намного слабее развиты, чем сегодня, орошение водой всей планеты представляло для них жизненно важный интерес, поэтому они создали каналы, чтобы с их помощью использовать те немногие оставшиеся запасы воды, которые еще сохранились в полярных шапках. Затем, вследствие развития науки, они научились делать воду - возможно, таким же,  образом, как мы научились изготовлять синтетические заменители природных вещей. Поток для них уже было легко заполнить свои каналы... и орошать столько земли, сколько им было нужно. Я не сомневаюсь, что использование воды из полярных областей также продолжается, з противном случае не было бы повода продолжать использовать каналы в качестве водопроводов, что марсиане делают и сегодня".
Продолжая мужественно использовать карандаш и блокнот, Аллайнхем сумел также выяснить, что марсиане регулярно обмениваются визитами с венерианами, и что космонавты обеих планет привыкли к посадкам на Луну. Начали сгущаться сумерки, и стало ясно, что разговор больше не может продолжаться. В этот момент Аллайнхем вспомнил, что у него на шее висит фотоаппарат. Он показал, что хотел бы сделать снимок тарелки, стоявшей в двадцати ярдах от них, и получил любезное разрешение.
Затем марсианин показал, что ему время улетать, и попросил Аллайнхема стоять на месте, пока он взойдет на борт. Скользящая панель снова открылась, марсианин вошел вовнутрь и исчез из виду. Но прежде Аллайнхем успел сделать его снимок со спины.
К сожалению, он не находился настолько близко, чтобы хотя бы мельком заглянуть внутрь тарелки. Снова раздался жужжащий звук, едва ли более громкий, чем жужжание мухи. Тарелка медленно поднялась в воздух, купол над фланцеобразным выступом мягко, бесшумно повернулся, и изумительный корабль начал скользить над землей - вначале медленно, а потом, когда он достиг высоты около сорока футов - с огромной скоростью. Некоторое время Аллайнхем стоял на том же месте, но в небе перед ним не было ничего, кроме птиц и клочков облаков.
Он взглянул на свои часы. Было 16.25. "Все это изумительное интервью продолжалось где-то с полчаса или около того; с тех пор, как я впервые увидел скользящую над морем в серовато-синем небе тарелку, казалось, прошло всего несколько мгновений, но за этот короткий период я узнал о таких вещах, которые учение пытаются узнать со времен Аристотеля".
Аллайнхем рассказывает, что когда он в задумчивости возвращался к своему автомобилю, он подумал, что ему будет очень трудно убедить кого-либо, что все эти события имели место. Кто ему поверит, если не было других свидетелей? Даже фотографии могут посчитать поддельными. Но он решил, что если даже снимки окажутся плохими, он все же рискнет и расскажет о происшедшем всему миру. В противном случае эту информацию получит только очень ограниченный круг избранных людей. Но счастье улыбнулось Аллайнхему. Неожиданно по пути в Лоссемут он увидел человека, в которой узнал рыбака, виденного им раньше.
"К моему удивлению и большой радости, - пишет он, - тот подтвердил, что видел тарелку и последние несколько кинут моего разговора с ее пилотом. Вначале он не подумал, что это действительно тарелка - расстояние для него составляло свыше 500 ярдов - но потом он со своего наблюдательного пункта (он как раз спускался с холма) увидел ее взлет и пришел к единственно правильному выводу".
Человек сообщил, что его зовут Джеймс Дункан, и охотно согласился подписать подтверждение того, что Аллайнхем решил опубликовать относительно летающей тарелки с Марса. Он написал следующее: "Я торжественно клянусь, что между 16.00 и 16.15 18-го февраля 1954 года я наблюдал разговор между Седриком Аллайнхемом и человеком-пилотом летающей тарелки, которая приземлялась вблизи Лоссимута в графстве Мари. После этого я видел, как пилот вошел обратно в тарелку, которая поднялась и улетела на север".
История Седрика Аллайнхема была опубликована в виде книги под названием "Летающая тарелка с Марса". Она вызвала сенсацию и разошлась в тысячах экземпляров. Будучи научным обозревателем лондонской "Ивнинг ньюс", я получил для рецензии сигнальный экземпляр этой книги и прочел ее со все возрастающим изумлением. Вообще это была не первая книга такого типа. Уже книга Адамского "Летающие тарелки приземлились" читалась как бестселлер, и, несмотря на то, что некоторые круги восприняли ее скептически, в общем-то была принята читающей публикой, как правдивая история честного человека. Так что по крайней мере уже был прецедент: было заявление о контакте с кем-то из другого мира.
Но большинство обозревателей восприняли книгу Аллайнхема скептически. И я в том числе. Слишком уж все гладко было в этой истории! Как-то трудно представить себе, чтобы кто-либо вел себя так, как описывал свое поведение Аллайнхем, а не бросился в ужасе удирать. Я инстинктивно уловил фальшь в том, что все интервью проходило в чисто земных терминах. Например, в нем молчаливо предполагалось, что марсианам известно о том, что землян волнует проблема марсианских "каналов" с того времени, как итальянский астроном Скиапарелли впервые наблюдал их (или думал, что наблюдал) в своей миланской обсерватории в 1877 г. А пришелец из космоса, как мне показалось, вел себя в сущности таким образом, как будто посадки на Землю были для таких, как он, обычным делом. Если это было действительно так, то почему ни его, ни кого-либо похожего на него никогда раньше не видели в каком-либо менее уединенном месте, чем берег Маришира? В действительности это выглядело так, что нам предлагалось принять на веру то, что ему должно было быть известно о Седрике Аллайнхеме, и он выбрал именно его с целью установления контакта - впервые в истории человечества. Наиболее обескураживающим мне показалось то, почему Аллайнхем, несмотря на то, что он с таким потрясающим самообладанием проводил эту взволновавшую мир встречу, не попытался получить лучшего снимка марсианина. На том снимке, который был опубликован, находилось смутное изображение спины кого-то, идущего на среднем расстоянии от фотоаппарата. Он мог быть человеком с Марса, но в равной степени мог быть и человеком из Маргета. Что же касается снимков тарелки, то они могли быть подлинными, как в равной степени могли быть и поддельными. На одном снимке было изображено что-то, находившееся слишком высоко в небе, чтобы его можно было четко опознать. Другие фотографии, хотя и показывали объекты классического типа, описанного Адамским, могли быть попросту сфабрикованными.
Пытаясь выяснить правду, я, как к другие газетчики, прилагал все усилия, чтобы отыскать Седрика Аллайнхема и расспросить его. Это казалось простым делом, ибо обычно авторы, публикующие сенсационные книги, не могут быть скрытными - им этого не позволят издатель. Наоборот - устраиваются всевозможные коктейли и приемы, чтобы "подать" их прессе. Но не то было в случае Седрика Аллайнхема.
Учтите, что здесь было некое объясняющее обстоятельство. В тексте своего сообщения о летающей тарелке с Марса автор подчеркивал, что он болен туберкулезом: именно по этой причине он проводил свои отпуск в Шотландии. И в ответ на наши попытки связаться с ним его издатели заявили, что состояние его здоровья ухудшилось, и он уехал лечиться за границу. А через некоторое время было объявлено, что он уже "умер".
Вот таким образом. Но подождите минуточку. А как же насчет свидетеля Джеймса Дункана, подтвердившего письменно, что он также видел не только тарелку, но и разговор Аллайнхема с человеком, позже севшим в нее и улетевшим в небо? Хоть он-то был найден? Не думайте, что на Флит-стрит не пытались сделать это. Но исследователи снова потерпели полное фиаско. Джеймс Дункан так и не был найден.
Как нам было ни приятно, мы вынуждены были констатировать, что Дункан не существует. А если он не существует, то документ, якобы подписанный им с утверждением, что он видел летающую тарелку, является "липой". В этом случае вся история Седрика Аллайнхема должна восприниматься с большим сомнением.
Все это произошло (или не происходило) давно, и я не намерен делать какие-либо выводы из всей этой истории. Я считаю, что если Седрик Аллайнхем придумал всю эту историю, сфабриковав не только текст, но и снимки НЛО, то он, вероятно, сильно нуждался в деньгах, хотя они вряд ли ему сильно помогли, когда он их получил.
Альтернативной идеей является возможность того, что не только Джеймса Дункана и посетителя с Марса не было в действительности, но не существовало и самого Седрика Аллайнхема, несмотря на то, что в книге красовалась его фотография. Все это было очень странно. Адамский не скрывался от прессы, а вот Аллайнхем вел себя совершенно необычно. Как мне хорошо известно, никому из моих коллег-журналистов не посчастливилось напасть на его след, хотя через продолжительное время до меня дошли слухи о том, что человек, называющий себя автором этой книги, выступал с лекцией о "летающих тарелках" в одном из клубов Суссекса.
В свете всех обстоятельств может показаться, что этой истории о "летающей тарелке с Марса" не место в книге, претендующей на серьезное исследование феномена НЛО. Но поскольку в течение уже многих лет обманы играют немаловажную роль в саге о "тарелках", мне казалось неправильным пренебрегать тем, что, возможно, было самой крупной попыткой одурачить уфологов, имевшей место в Британии.

Я уверен в том, что Седрик Аллайнхем (если автор с этим именем вообще существовал) не переживал тогo, о чем сообщил. Что же касается его "смерти" в Швейцарии, я уверен, что это было не более, чем попыткой прекратить поиски этого

Лето!

Скоро лето

 

нло на луне